А.Глазунов (С.Петербург, 1990 г.)

СЕМЬЯ УЛЬЯНОВЫХ ПРОТИВ ЭСПЕРАНТО

ПРОЛОГ

По отношению к идее Международного Языка, все люди делятся на ее сторонников, противников, и безразличных к ней. Эсперантисты всегда собирали высказывания великих людей в пользу эсперанто. Меня же интересовали любые мнения о данном предмете. И, конечно же, меня интересовало, как к Международному Языку относился В.И.Ленин. А не иметь четкой точки зрения по этому вопросу он не мог. Ведь эта идея касается целого ряда проблем: лингвистических, этнических, политических, экономических, моральных — т. е. именно тех проблем, которыми занимался этот деятель. Мне давно был известен пренебрежительный отзыв В. И. Ульянова о волапюке, но это еще ничего не значило. По-первых, потому, что от волапюка до эсперанто «дистанция огромного размера». Во-вторых, уже в конце 19 века слово «волапюк» употреблялось всеми в ироническом смысле.

Конечно, я читал статью известного советского эсперантиста Семена Наумовича Подкаминера «Ленин и эсперанто» в журнале «Дер эсперантист», № 42, 1970 (впоследствии эта статья была вновь опубликована в сборнике «Socipolitikaj aspektoj de la Esperanto movado» Budapest.. 1978). В ней С. Н. Подкаминер доказывал, что слухи об отрицательном отношении В.И.Ульянова к эсперанто - козни антиэсперантистов, а на самом деле Владимир Ильич ничего против Международного Языка не имел. Несмотря на обилие фактов, цитат и аргументов, статья оставляла чувство недоговоренности. Подкаминер явно знал что-то больше и явно это скрывал. Царивший среди эсперантистов в этом вопросе заговор молчания еще больше подогревал мой интерес. Я стал искать первоисточники. Это заняло очень много времени. Наконец я нашел нужную литературу, прочитал... и ужаснулся. Так же, как ужаснетесь и вы, ознакомившись с собранным материалом. В его свете становится ясными трагические моменты истории эсперанто-движения в СССР. Стали ясными и причины, заставившие С.Н.Подкаминера написать свою статью. А причины были такими.

В 60-70-е годы в ряде солидных и не очень солидных изданий («Вопросы истории КПСС», «Коммунист», «Коммунист .Эстонии», «Известия», «Юношеская печать» и др.) появились статьи, направленные против эсперанто. Их авторами были известные журналисты, политологи, социологи: Ю.Дешенрев, М.Каммари, М.Меликян, Э.Тадевосян, М.Зубко, а также некоторые деятели науки и искусства. Последовательность появления этих статей и совпадение многих цитат и ссылок наводит на мысль о специально организованной, направленной сверху кампании. Не отставала и художественная литература: чего стоит одна только повесть В. А. Чивилихина «Над уровнем моря». (М., «Молодая гвардия», 1967). Апогеем всей этой антиэсперантской вакханалии явилась книга Э. П. Свадоста «Как возникнет всеобщий язык?» (М., «Наука», 1962), в которой автор попытался уничтожить эсперанто с «научной» точки зрения.

Самым ужасным для эсперантистов было следующее: исполнители социального гос. заказа утверждали, что В. И. Ленин и его ближайшие родственники были убежденными противниками эсперанто. А не забывайте, какое это было время. Тогда идолопоклонничество являлось официальной религией в СССР, и своими ссылками на фамилию Ульяновых антиэсперантисты били наверняка. Только что начавшее возрождаться после сталинских конц. лагерей эсперанто-движение снова попало под угрозу. Что было делать в такой ситуации? Перепуганные эсперантисты послали запрос в Институт Маркса - Энгельса - Ленина. Ответ гласил, что никаких ПРЯМЫХ высказываний В. И. Ленина об эсперанто не зарегистрировано. Тогда эсперантисты приободрились и решили использовать против своих врагов их же оружие: демагогию и фальсификацию. Благо, положение облегчалось тем, что сами казенные борзописцы толком не знали первоисточников: ссылались на воспоминания какой-то Е.Дидрикт да на слова Н.Крупской о невозможности признания в любви на эсперанто.

Должен со стыдом признать, что в области фальсификации эсперантисты превзошли своих оппонентов. Мы докатились даже до того, что, немного изменив их, стали приписывать Ленину слова Жана Жореса: «Эсперанто — латынь демократии!»

Я решил не уподобляться нашим оппонентам и не выдергивать из контекста отдельные цитаты, что часто искажает их смысл. Поэтому все высказывания относительно проблемы Международного Языка приводятся полностью. Затем наиболее показательные фразы будут прокомментированы. В своих комментариях я не стремлюсь полемизировать с представителями семьи Ульяновых. Боже упаси меня от полемики с этими тенями прошлого Просто я хочу заострить внимание эсперантистов и демократически настроенных неэсперантистов на моментах, наиболее ярко высвечивающих подлинное лицо наших противников. Некоторым мой тон покажется слишком резким. Но, как известно, действие равно противодействию.

При публикации этих материалов в печатных изданиях может возникнуть необходимость сокращений. В этом случае редакторов прошу учесть следующее. Сокращение можно осуществить за счет даже полного изъятия комментариев, вступления и заключения. Но все первоисточники, в том числе и статьи М. Ульяновой, необходимо привести без каких-либо купюр. А выводы любой мыслящий человек может сделать сам.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

НАДЕЖДА КОНСТАНТИНОВНА КРУПСКАЯ ПРОТИВ ЭСПЕРАНТО

Н.К.КрупскаяН. К. Крупская «Доклад о национальной и интернациональной культуре». (Журнал «На путях к новой школе», №7-8, 1927 г.. с. 42.

«Всякое искусственное построение какой-то интернациональной культуры будет весьма убого. Попытки создать искусственный интернациональный язык вроде эсперанто или интернациональное искусство путем сборника интернациональных песен, о чем мы читаем в книге Ваганьяна, крайне наивны, обнаруживают поверхностное понимание того, что такое культура» .

Н. К. Крупская «Пусть заговорят страницы детских книг» (Газета «Комсомольская правда», №24 (1412) от 30 января 1930 г.. с. 3).

«Именно потому, что язык непрерывно связан с переживаниями людей, с их бытом, мировоззрением. так трудно создать искусственный язык вроде эсперанто. Этот язык, выдуманный в кабинете, а не выросший в жизни, беден и жалок. В лучшем случае он годен будет для сношений, но трудно тебе представить, чтобы когда-нибудь люди убеждали в чем-либо других на эсперанто, чтобы юноша говорил первые слова любви любимой девушке на эсперанто, чтобы мать пела своему ребнку колыбельную песню на эсперанто. Трудно себе это представить. Международное братство куется в борьбе. Народы сближает общая борьба, а не искусственный язык».

«Н. К. Крупская «О преподавании иностранных языков» (Журнал «На путях к новой школе». №7 — 8. 1923 г., стр. 70).

«Очень многие социалисты увлекаются идеей создания международного языка. Например, Педагогический Интернационал. возникший в Париже, придает совершенно исключительное значение изучению международного языка (эсперанто). Однако, как ни заманчива идея создать международный язык, к этому вопросу надо относиться с большой осторожностью. Международный язык нечто книжное, искусственное. Живой язык складывается сотнями лет, он имеет массу оттенков, богатство выражений, оборотов. И чем культурнее нация, чем ярче была ее история тем полнее жизнь, тем богаче язык, тем лучше он может передавать человеческие чувства и мысли. Искусственный язык намного беднее, деревяннее, суше. Все деловые сношения, всякое естественное общение между людьми различных наций будет поэтому вестись на к.-н. из живых языков, а искусственный язык останется достоянием лишь небольшой группы лиц. Если бы даже ввести эсперанто в школу, это имело бы мало значения, так как, за неимением практики, приобретенные в школе знания эсперанто быстро забывались бы, а при столкновении с действительностью, каждый раз оказывались бы нужным знание живого языка. Поэтому тратить время на изучение детьми в школе эсперанто не имеет смысла, надо изучать языки передовых наций, наиболее распространенные по земному шару, языки, на которых имеется наиболее богатая научная и социалистическая литература».

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

МАРИЯ ИЛЬИНИЧНА УЛЬЯНОВА ПРОТИВ ЭСПЕРАНТО

М.И.УльяноваМ. И. Ульянова «Иностранные языки или эсперанто?» (Журнал «Рабоче-крестьянский корреспондент». № 12, 1928

«Международной связи между рабочими разных стран, укреплению интернациональной солидарности между ними, сильно препятствует различие языков. Это обстоятельство служит в значительной степени препятствием к установлению живой, разговорной связи при посещении заграничными рабочими делегациями, например, Страны Советов, и переписке между рабочими разных стран, потребность в которой все более возрастает, в первую голову, в силу того интереса, который проявляют иностранные рабочие к нашему Союзу и тому строительству, которое в нем ведется. В связи с этим неизбежно встает вопрос о языке, на котором эта связь должна осуществиться. Вопрос этот не новый, и на страницах нашей печати он поднимался уже неоднократно, так как «язык, - как говорил справедливо Ленин, - есть важнейшее средство человеческого общения».

В своей брошюре «Рабкоровское движение за границей и международная связь», автор этих строк предлагал рабочим обратить внимание, в первую голову, на изучение иностранных языков, так как «помимо возможности переписки с рабочим других стран и чтения иностранной литературы, это даст им возможность и живого общения с иностранными рабочими во время их экскурсий в Страну Советов, которые становятся все более частым явлением».

В этой же брошюре отмечалось, что «язык эсперанто следует рассматривать лишь как паллиатив, как временное средство, а не как идеал для такой переписки. Правда, его легко изучить, - указывали мы. - и, как видно из опыта, некоторые результаты в смысле налаживания международной связи, благодаря применению его, получаются. Но это - язык, который не имеет будущности по самому своему характеру, по бедности оборотов, по своей упрощенности, потому, наконец, что на нем нет и не .может быть сколько-нибудь полной литературы по различным отраслям знания».

Гораздо интереснее, однако, распространяться не о положительных качествах и недостатках эсперанто, а постараться проанализировать те доводы, которые эсперантисты приводят против изучения живых иностранных языков: французского, немецкого и английского и пр. Против изучения их они прямо, впрочем, не говорят, но их «проповедь» необходимости этого изучения ведется таким образом, что легко может разубедить взяться изучать иностранные языки любого, кто их послушает и примет их доводы всерьез, В самом деле. С одной стороны заявляется, что «изучать иностранные языки необходимо, - это не подлежит сомнению» (П.Канцелярский). Но в этом же сборнике, в ряде статей других авторов, мы встречаем на все лады ссылки на «трудности изучения иностранных языков», или «значительные трудности» их изучения, благодаря «чрезвычайно сложному и запутанному правописанию», и т. п. Для большей убедительности приводится в пример и тов. Ленин, который, несмотря на пребывание в эмиграции за границей свыше 10 лет, по собственному признанию, свободно ни на каком языке, кроме родного, не говорил». Делается вывод, что изучение иностранных языков для миллионов недоступно сейчас, недоступно оно и в будущем». (!) (П. Канцелярский). «Нужно совсем отказаться от преподавания иностранных языков в трудовых школах» и т. д. Зато усиленно ратуется за введение изучения эсперанто в трудовые школы и всячески превозносятся выгоды от такого изучения.

Цель тут ясна вполне: запугать трудностями иностранных языков для того, чтобы продвинуть шире эсперанто. Только напрасно совсем ссылаться на пример В.И. - он неуместен.

Тов. Ленин вообще был очень строг к себе, и, если он часто жаловался на недостаточное знание иностранных языков, то это надо понимать относительно. Правда, ему трудно было выступать без подготовки на больших собраниях с иностранной аудиторией, но читал он на нескольких языках свободно, знал и разговорную речь. А затем надо ведь вспомнить, какую жизнь вел В.И. за границей, и тогда отпадет утверждение, что трудность иностранных языков настолько велика, что даже Ленин за 10 лет своего пребывания за границей, не смог освоиться с ними. Все свое время В.И. тратил не на общение с иностранцами, на это уходило сравнительно минимально мало времени, а на революционную работу для России, для русских рабочих, на колоссальную работу по редактированию газеты («Искры» и других, пришедших ей на смену). Надо понять, что при обилии статей на русском языке, написанных им, как для газеты, так и для ряда журналов, большом количестве брошюр и капитальных трудов и т. п., при такой нагрузке, имея одну целеустремленность, Ильич не мог сколько-нибудь заметное время тратить на самоусовершенствование в языках. И все же он изумительно быстро осваивался с новым языком, для того, чтобы понимать самое главное, когда это вызывалось необходимостью. Так, приехав в Швецию на полторы недели для свидания с матерью, он предварительно просмотрел несколько шведских книг и освоился с языком настолько, что мог просматривать газеты и понимать в них все наиболее важное и нужное для себя. Конечно, Ильич стоит в этом смысле на недостягаемой высоте для нас, средних людей. В настоящее время миллионы не изучают иностранные языки (как не изучают миллионы, конечно, и эсперанто, несмотря на уверенность в этом сторонников этого языка), но все передовые рабочие, несомненно, могут многого добиться в этом отношении, и не отпугивать их трудностями, которые, кстати сказать, совсем не так велики, должны мы, а всячески облегчать им это дело, разъясняя им всю важность знания иностранных языков не только для международной переписки, но и для того, чтобы легче приобщиться к буржуазной науке и технике, значение его подчеркивал так часто и В.И., а также и для более тесной связи с иностранными рабочими.

Товарищи, ополчившиеся на нас за некоторые места нашей книги, где говорится об эсперанто, не убедили нас своим возражением, не убедили и те книги по этому вопросу, которые нам удалось просмотреть. Mы не знакомились с самим языком эсперанто, хотя согласны, что изучить его не представляет особого труда. Товарищ Иодке думает, что эсперанто «рабочий со средними способностями может изучить в 3-4 месяца при 2-3 часах занятий в неделю» и при наличии полного учебника эсперанто в 4 странички самого маленького формата. Нам приходилось изучать несколько языков, и мы убеждены, что средний рабочий за эти же 3-4 месяца мог бы далеко двинуть вперед, хотя и не изучить, и один из наиболее употребительных иностранных языков. Так не лучше ли ему потратить время на изучение его, чем начинать со «вспомогательного» языка? Мы думаем, что целесообразно выбрать первое и глубоко уверены, что такой выбор все больше и больше будут делать рабочие. Пример Ленинграда, где за последнее время наблюдается особенно большая тяга к изучению живых иностранных языков, в этом отношении показателен. Ленинградские рабочие были всегда в первых рядах во всякого рода кампаниях, их почин в смысле изучения иностранных языков встретит, мы в этом не сомневаемся, подражание и со стороны рабочих других городов и промышленных центров нашего Союза. Лиха беда начало, а там товарищи сами увидят, что не так страшен черт, как его малюют, не так велики трудности изучения иностранных языков, а выгоды и преимущества несомненны, и о них нет надобности подробно распространяться.

В заключение нам хотелось бы остановиться еще только на одном моменте, на руководстве корреспондентами, переписывающимися на языке эсперанто. Редакциям газет, которым поручено это дело, необходимо серьезно заняться этим делом. Иначе будут повторяться случаи, имевшие место в некоторых газетах, в частности, в «Родниковском рабочем», когда связь по эсперанто используется антисоветскими элементами для своих целей. В одном из номеров упомянутой газеты была помещена заметка под таким заглавием: «Мы не будем защищать Советский Союз». Оказывается, - пишет нам наш корреспондент, - это письмо германского меньшевика, написанное на эсперанто и переведенное для газеты одним родниковским эсперантистом, который переписывается с этим меньшевиком. Письмо печатается с набольшими, неубедительными комментариями. Получилось так, что германский меньшевик нашел возможность вылить некоторую свою слюнявую злобу на Страну Советов в... Родниках, в фабричной газете, которую читает 13.500 рабочих».

Наши выводы:

1. Передовым рабочим и работницам надо изучать иностранные языки.

2. Международную связь рабкоров надо стараться вести на национальных языках.

3. Там, где имеется международная связь по линии эсперанто ,она должна вестись под руководством наших газет.

4. Используя эсперанто, необходимо решительно бороться с явной и скрытой агитацией некоторых эсперантистов против изучения рабочими иностранных языков.

М. Ульянова.

Главная страница

О ВСЕОБЩЕМ ЯЗЫКЕPRI TUTKOMUNA LINGVO
О РУССКОМ ЯЗЫКЕPRI RUSA LINGVO
ОБ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕPRI ANGLA LINGVO
О ДРУГИХ НАЦИОНАЛЬНЫХ ЯЗЫКАХPRI ALIAJ NACIAJ LINGVOJ
БОРЬБА ЯЗЫКОВBATALO DE LINGVOJ
СТАТЬИ ОБ ЭСПЕРАНТОARTIKOLOJ PRI ESPERANTO
О "КОНКУРЕНТАХ" ЭСПЕРАНТОPRI "KONKURENTOJ" DE ESPERANTO
УРОКИ ЭСПЕРАНТОLECIONOJ DE ESPERANTO
КОНСУЛЬТАЦИИ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ ЭСП.KONSULTOJ DE E-INSTRUISTOJ
ЭСПЕРАНТОЛОГИЯ И ИНТЕРЛИНГВИСТИКАESPERANTOLOGIO KAJ INTERLINGVISTIKO
ПЕРЕВОД НА ЭСПЕРАНТО ТРУДНЫХ ФРАЗTRADUKO DE MALSIMPLAJ FRAZOJ
ПЕРЕВОДЫ РАЗНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙTRADUKOJ DE DIVERSAJ VERKOJ
ФРАЗЕОЛОГИЯ ЭСПЕРАНТОFRAZEOLOGIO DE ESPERANTO
РЕЧИ, СТАТЬИ Л.ЗАМЕНГОФА И О НЕМVERKOJ DE ZAMENHOF KAJ PRI LI
ДВИЖЕНИЯ, БЛИЗКИЕ ЭСПЕРАНТИЗМУPROKSIMAJ MOVADOJ
ВЫДАЮЩИЕСЯ ЛИЧНОСТИ И ЭСПЕРАНТОELSTARAJ PERSONOJ KAJ ESPERANTO
О ВЫДАЮЩИХСЯ ЭСПЕРАНТИСТАХPRI ELSTARAJ ESPERANTISTOJ
ИЗ ИСТОРИИ РОССИЙСКОГО ЭСП. ДВИЖЕНИЯEL HISTORIO DE RUSIA E-MOVADO
ЧТО ПИШУТ ОБ ЭСПЕРАНТОKION ONI SKRIBAS PRI ESPERANTO
ЭСПЕРАНТО В ЛИТЕРАТУРЕESPERANTO EN LITERATURO
ПОЧЕМУ ЭСП.ДВИЖЕНИЕ НЕ ПРОГРЕССИРУЕТKIAL E-MOVADO NE PROGRESAS
ЮМОР ОБ И НА ЭСПЕРАНТОHUMURO PRI KAJ EN ESPERANTO
ЭСПЕРАНТО - ДЕТЯМESPERANTO POR INFANOJ
РАЗНОЕDIVERSAJHOJ
ИНТЕРЕСНОЕINTERESAJHOJ
ЛИЧНОЕPERSONAJHOJ
АНКЕТА/ ОТВЕТЫ НА АНКЕТУDEMANDARO / RESPONDARO
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИUTILAJ LIGILOJ
IN ENGLISHPAGHOJ EN ANGLA LINGVO
СТРАНИЦЫ НА ЭСПЕРАНТОPAGHOJ TUTE EN ESPERANTO
НАША БИБЛИОТЕКАNIA BIBLIOTEKO
 
© Все права защищены. При любом использовании материалов ссылка на сайт miresperanto.com обязательна! ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ