Глубокоуважаемый Любитель Интерлингвистики!

Посетил Вашу страничку, увы, не смог сдержаться от того, чтобы не ответить
Вам парой-тройкой комментариев. В глубине души лелею надежду, что моё письмо
Вы опубликуете на своём сайте не гордыни моей ради, а демократии во имя.

Прежде всего не могу не заметить, что при всём своём старании быть
умеренно-демократически-объективным, Вы поносите Эсперанто последними
словами, ничуть не заостряя внимания на его преимуществах, или же хотя бы на
недостатках других языков. Создаётся впечатление, что Вы не любитель
интерлингвистики, а просто нелюбитель Эсперанто. Нехорошо это. Если уж
ругаете, то ругайте объективно. Тем более нехороша Ваша позиция потому, что
сайт Ваш могут посетить, как Вы сами на то и рассчитывали, начинающие
эсперантисты, которых не трудно настроить против Эсперанто простым
пересчётом его недостатков. Да, Эсперанто несовершенен. А есть что-то
совершенное в этом мире? Неужели в Интерлингве, Окцидентале или в том же
Идо нет ни одного недостатка? Если уж хотите действительно проводить
какую-то агитацию или антиагитацию, начините свой сайт конкретными
описаниями, учебниками разных языков. А то вы просто ругаете эсперанто, а в
конце пытаетесь что-то говорить о моральной стороне вопроса.

Итак, я постараюсь предоставить начинающим эсперантистам своё видение
проблем, очерченных Вами.

Вы пишете:
Вам, конечно скажут, что язык очень легкий, логичный и вас после
очень быстрого изучения поймут в любой стране. Без сомнения поймут,
но только эсперантисты. Если вы изучите татарский, вас тоже поймут
в любой стране, но только татары.

Эта тирада несёт нуль информации и аргументации. Вместо слов "Эсперанто" и
"татарский язык" можете подставить любой язык, результат не изменится.
Разница только в том, что Эсперанто в среднем владеет больше людей, чем
татарским, да и вероятность встретить эсперантиста, например в Китае или
Бразилии больше, чем вероятность повстречать там татарина.

Ваша фраза:
Но сам Эсперанто за более чем 100-летнюю историю так и не стал признанным
международным языком - очень не этична и неуместна. Давайте разберёмся.
Легко сказать, что затея с Эсперанто, мол, провалилась. Мы ждали, ждали, а
он так и не стал международным. Неужели Вы не понимаете, сколько трудов
необходимо вложить в то, чтобы искусственный язык стал международным?
Неужели Вы не понимаете, сколько времени должно пойти на создание
литературы, периодики, терминологии, наработки практики перевода и устного
использования языка? Неужели Вы действительно думаете, что Эсперанто не стал
международным только потому, что он несовершенен? Если кто действительно так
думает, задумайтесь вот над чем. Наш любитель интерлингвистики неоднократно
с большим апломбом заявляет, что язык вроде Эсперанто может слепить любой
образованный человек. Слепите! И даю Вам 100 лет на то, чтобы Вы со своим
языком достигли хотя бы сотой доли тех успехов, каких достиг Эсперанто. Вы
хотите, чтобы нейтральный, не поддерживаемый ничьей экономической мощью (как
английский в наше время) и военной техникой (как русский в Восточной Европе
в своё время) язык стал международным за 100 лет? А Вы учли, что каждому
второму нужно упорно объяснять, почему международным не может быть,
например, английский, а каждому четвёртому вообще нужно доказывать, что
искусственный язык в принципе возможен. Да к тому же каждый двадцатый (среди
них и наш Любитель Интерлингвистики) при всём этом упорно сопротивляется,
ищет доводы, ничего не делает, лишь разрушая уже добытые плоды!
Неужели же весь мир так же дальновиден как наш Любитель Интерлингвистики и
противится Эсперанто только потому, что тот несовершенен? А теперь
вспомните, каких успехов Эсперанто всё-таки достиг. Им владеют миллионные
массы (сколько именно миллионов - никто не знает, но что миллионы - без
сомнения; оценки колеблятся от 2-3 до 30-40, а лично предпочитаю цифру около
10 миллионов). Знаете, на скольких языках говорят больше чем 10 миллионов
человек? Не более 2000. А сколько вообще существует языков? Не менее 4000
(данные из монографии "Вводный учебник интерлингвистики" [Международная
академия наук Сан-Марино], которую, несмотря на то, что написана она на
Эсперанто, я изучил с большой лёгкостью и совсем не замечая тех
несовершенств, о которых у нас речь ещё впереди). К этому прибавьте около
1000 различных ИЗВЕСТНЫХ проектов искусственных языков, бесчисленное число
неизвестных и займитесь простой арифметикой. Окажется, что Эсперанто обогнал
по частоте использования никак не меньше ПОЛОВИНЫ всех существующих
естественных языков и ВСЕ без исключения искусственные. Чего тут спорить? И
это - прошу заметить - ВСЕГО ЛИШЬ за сто с небольшим лет (124 - будем
точны). Но мы понимаем, что количество владеющих языком - это ещё не всё.
Больше всего людей владеют китайским, но тем не менее, он не является
престижным. Дело в том, что важнее не то, сколько человек владеют языком, а
то, каковы возможности применения этого языка (т.е. используется ли он для
средств массовой коммуникации, съездов, литературы и т.п.) и какова
инфраструктура пользующегося им социума (иначе говоря, какие связи
существуют между людьми, говорящими на одном и том же языке, легко ли им
найти друг друга). Как средства массовой коммуникации, рабочие языки
международных встреч и конференций из тех 4-х тысяч языков используется
всего лишь около 50, ну, пусть будет 100. И Эсперанто - среди них. Так
значит, за 100 лет по "престижности", скажем так, а не по количеству
говорящих (об этом - смотри выше) эсперанто обогнал около 3900 языков или
более 95% их количества! Этого за сто лет - мало?
А что касается инфраструктуры эсперанто-социума, она не имеет аналогов.
Любой эсперантист в любой стране может обратиться за помощью к любому
эсперантисту - и он её получит. И при этом отнесутся к нему не как к
клиенту, а как к товарищу. А с Вашим английским (так уж повелось, что
английский ругается как-то легче всего) кто Вас ждёт в Англии? Только
барышники.

Далее. О терминологии.
Вы несёте дичь, говоря, что на Эсперанто нет терминологии, что он отстаёт от
времени, что терминологию его составляют дилетанты, и что учёные её никогда
не примут. В интернете полным полно всякой терминологии, включая шахматную и
ещё Бог знает какую; буквально вчера видел в журнале "Esperanto" WWW-адрес
астрономической терминологии, одобренной, вот не буду врать, то ли
международным астрономическим союзом, то ли "всего лишь" международной
эсперанто-астрономической ассоциацией (в которой, впрочем, тоже, надо
полагать, заседают не домохозяйки, а профессиональные астрономы).
Со словом komputilo Вы тоже дали маху. Для кого слово komputilo привычно в
виде computer? Только англичанам и немцам. А скажем, французы спокойно
используют совершенно другое слово и нисколько от этого не страдают. Так и в
Эсперанто, с той лишь разницей, что эсперантист напоровшись на незнакомое
слово komputilo увидит в нём знакомые элементы komput, il и o, благодаря
чему поймёт и запомнит это слово быстрее и лучше. А что касается "привычного
для каждого нормального человека" слова computer, то я приведу Вам перевод
этого слова на несколько языков (взял, кстати, тоже из источника на
Эсперанто - лексикона по вычислительной технике Сергея Покровского (ну
ничуть не задумывался, пока читал, обо всех тех несовершенствах, на которых,
по Любителю Интерлингвистики свет клином сошёлся). Надстрочные символы,
бывшие в оригинале, в текстовом режиме пропали:
Angle: computer
Chehhe: pocitac
France: ordinateur
Germane: Computer, Rechner
Ruse: ЭВМ, компьютер
Serba-Kroate: racunar
Так что же, по-Вашему чехи, французы, и сербохорваты - ненормальные?

И по меньшей мере нескромно называть Заменгофа дилетантом. То, что он не был
филологом, ещё ни о чём не говорит. Во-первых, он был очень образованным
человеком, знал, пожалуй, побольше языков, чем Вы; во-вторых, если Вы
думаете, что авторы других языков (в том числе и тех, которые Вы
"защищаете") были лингвистами, Вы глубоко ошибаетесь. Тот же Валь, создатель
Окциденталя, был инженером; большинство же авторов даже полиглотами не были.
Так что не надо о дилетанстве, тем более в таких масштабах ("а уж терминарии
создают вообще почти случайные люди" - должно быть Ваша страничка не
пользуется огромной популярностью и из-за Вашего паранояльных масштабов
огульного всеведения - уверяю Вас, случайные люди могут только шапку в
переулке снять; не знаю как там у идистов или прочих "конкурентов", у
эсперантистов каждый занимается СВОИМ делом, и терминарии составляют вполне
компетентные люди).

О словообразовании.
Да, согласен. Есть проблемы. Но что ж Вы хотите? Если уж Вы хотите хоть в
какой-то мере минимизировать словарь, в любом случае Вы встретитесь с
подобными проблемами. В любом случае, всё не так мрачно, как Вы описываете.
"К такому анализу в эсперанто приходится прибегать постоянно и легко
потерять при этом нить высказываемой мысли, тем более упустить образность
выражения" - не знаю, сколько времени Вы учили и практиковали эсперанто,
видимо всё же недостаточно. Я не сталкивался с подобными проблемами и ни
один из моих знакомых эсперантистов тоже. Зато преимущества подобной системы
в плане экономии времени и сил на зазубривание многих десятков слов
очевидны. И насчёт skribilo Вы неправы. Есть такой термин - "обобщающее
понятие". Когда Вам срочно-срочно нужно что-то записать, Вы в волнении, что
Вы скорее всего крикните соседу? "Дай мне что-нибудь [пишущее]!". На
эсперанто это и звучит skribilo. Карандаш - krajono; ручка - plumingo, fonta
plumo, globkrajono, в зависимости от тонкостей. Так что вполне всё
понятно... А skribilujo - футляр для писчих принадлежностей, т.е. пенал. Что
тут не ясного (суффикс uj -то, чай, учили?).
Так что уверяю Вас, при хорошем владении языком легко достигается и легкость
высказывания и легкость понимания. Тренироваться надо, как и везде. "А от
скольких интернациональных корней видимо пришлось отказаться..." -
излюбленная тема идистов. Вы вообще представляете, что такое
"интернациональный корень"? Неужели есть что-то, вхоящее во все языки в
одной единственной форме? Интернациональность - понятие относительное. Не
знаю, как там в других языках, а Заменгоф руководствовался кроме
"интернациональности" ещё и принципами благозвучности, простоты орфографии и
минимизации омонимии. Неверно говорить, что в эсперанто меньше
интернациональных корней. Почти всё в эсперанто откуда-то взято (кроме
табличных местоимений, звукоподражательных слов да парочки "хохм" типа
krokodili, edzo, lirlo, kabei). Точнее сказать, что интернациональная
орфография и порой фонетика соблюдены в Э меньше, чем в других ИЯ, но вместо
этого мы имеем большую простоту той же орфографии и фонетики. Так что мы не
в проигрыше.

Об "экономии бумаги"
Вот это уж, Вы меня извините, совсем идиотский довод. То, что создатели
персональных компьютеров не удосужились вшить в ASCII-таблицу 6 эсперанто-
букв - это вина не Заменгофа. Типографии справляются с надстрочными
символами не хуже чем с заглавными буквами. Так что эсперанто-литературе
вымирание по техническим причинам не грозит. Если Вам жалко четырёх байтов
на "крышечку", то пишите ch, как велит Fundamento, никто Вас не накажет.
Насколько я знаю, на Идо (и насколько я подозреваю - и на других языках) так
же пишут ch и байтов никто не считает. Зато фонетической орфографией Идо
похвастать не может. Буквосочетания всякие, о двойном произношении j я вооб-
ще молчу. Куда девалась простота и прозрачность?
А байтов, уверяю Вас, нам хватит.

Об "экономии" на словах
Если Вы кроме нынешнего состояния интерлингвистики интересовались и её
историей, то должны знать, что ещё Декарт сформулировал основные принципы
построения искусственных языков. Наличие словообразовательных аффиксов -
непременный их атрибут. Не понимаю, чего Вы взъелись на суффиксы и приставки
эсперанто, когда любой мало-мальски уважающий себя искусственный язык
практикует нечто весьма подобное. С "diablo - maldio" и "hotelo - gastodomo"
Вы малость перегнули палку. Я тоже знаю, что такое гипербола и с какой целью
при убеждении сторонних слушателей её надо употреблять. Продолжу Ваши
троповые изыски. Можно вообще вернуться к BASIC ENGLISH и вместо to descend
говорить to come down/to go down, вместо to participate - to take part,
вместо to think - to have opinion/to have idea/to have thoughts in one's
mind, вместо to wander - go from place to place without aim, а вместо bush
- small tree. Можно вообще изъясняться пятью словами: "я", "хотеть", "есть"
"пить", "спать". Ведь прожить - проживёте?
Это во-первых. Во-вторых, в эсперанто уже давно для слова "левый" есть
вариант "liva", "плохой" - "mava", "низкий" в технике имеет вариант "basa" и
так далее. Язык развивается, становясь богаче и в то же время сохраняя
простоту. А если Вам нравится называть юг malnordo - называйте, Вас поймут,
это всё же лучше, чем тупо молчать (как могло бы быть в случае с тем же
английским, где сколько слов - столько же и нагрузки на память).
И с суфиксом in я Вас не понимаю, возможно потому, что, будучи мужчиной,
далёк от того, чтобы быть феминисткой. Вы прекрасно понимаете, что слово,
даже в эсперанто - это нечто условное, это комбинация звуков. Если
определённая комбинация вызывает вполне определённую ассоциацию - этого
вполне достаточно для того, чтобы язык считался функционально пригодным. А
анализирование частей слова и так далее - удел озабоченных или имеющих
очень много свободного времени индивидуумов. Почему Вы не возмущаетесь
пошлости математиков, употребляющих слова многоЧЛЕН и факториал (а Fuck то -
реальный!)? Если интересно, соберитесь со знакомыми феминистками и
повозмущайтесь тому, что в русском языке слов женского рода меньше, чем
мужского и среднего, что в латинском языке слова женского рода не могут
принимать окончания -us, что в английском языке вобще нет категории какого-
либо рода, в том числе и женского.
Это же бред! И Вы бред городите... А двоякостей полно в любом языке.
Любой язык ДОЛЖЕН содержать достаточно поля для каламбуров и другого рода
словесных игр. Так что слово intima (которое, уверяю Вас, любой нормальный
эсперантист поймёт именно так, как нужно) - не больше, чем один из примеров
богатства и гибкости эсперанто. Хотите ещё позлорадствовать? Дарю ещё один
красивый примерчик: Turkiso - это не tur-kiso, а бирюза.

Об интернациональности
На эту тему я уже немного говорил. Призадумайтесь и согласитесь, что
невозможно создать язык, сплошь состоящий из всем знакомых слов. Да,
оригинальная орфография в эсперанто иногда не соблюдается, но это сделано
для простоты. Тешьтесь мыслью, что, скажем, Идо, более интернационален,
функциональность и простота эсперанто от этого не пострадают.

Морально-этический вопрос
"Конечно этот вопрос не может быть отнесен к Эсперанто как к языку. Он
относится к эсперанто-движению и автору - Л. Заменгофу." Уж кто-что, а
эсперанто-движение и сам Заменгоф, по-моему, себя ничем не запятнали. А вот
за "делегацией", оправдываемой Вами, водятся кой-какие грешки. Я в отличие
от Вас радуюсь тому, что эсперанто не пошёл по пути многочисленных реформ
и перестроек. Он развивается сам по себе и вполне успешно. Некорректно
говорить, что противниками реформ руководила гордость - ими руководил как
раз здравый смысл: нет никакого резона губить труды многих лет в угоду
реформаторам, которых ВСЕГДА будет предостаточно, которые ВСЕГДА найдут что
изменить (достаточно вспомнить многие десятки проектов "реформированного
эсперанто", которые, по данным упомянутой выше монографии, появляются на
свет до сих пор). Как известно, в эсперанто не было никаких официальных
реформ (кроме, по большому счёту некрупной замены табличных местоимений ряда
kian, ian, tian ... на kiam, iam, tiam ...). Тем не менее он развивается,
живёт, здравствует, старые и громоздкие формы благополучно отошли, освободив
место новым, и при всём при этом сохранилась полная преемственность между
языком разных лет.
Теперь поговорим о пресловутой "Делегации..." и о "чудо-языке" Идо. Начнём с
истории. "Делегация за избрание международного языка" была инициирована в
1900-м году господами Кутюра и Ло. В 1901 году была принята декларация этой
организации. Несмотря на заявленные в декларации факты, вся делегация
выглядела чисто частным предприятием. Делегация не имела ни президента, ни
административного комитета, ни ревизионной комиссии, ни сборника правил, ни
регулярно проводивых заседаний. Существовало только две должности -
секретаря (Ло) и кассира (Кутюра). Фактически Кутюра в течение шести лет
автократически руководил всеми делами и никогда бы не заимел достигнутых
успехов, если бы не самоотверженная работа эсперантистов (которые не
сомневались, что в итоге международным языком будет признан именно
эсперанто; член попечительского комитета Делегации проф. Оствальд, например,
в своей брошюре "Международный язык" писал: "Лично я всё более и более
убеждаюсь, что будет избран эсперанто"; на то же намекали и сами господа
Кутюра и Ло в своём труде "Histoire de la Langue universelle", где они
ЗАЩИЩАЛИ например, винительный падеж эсперанто, окончание множественного
числа "j", табличные местоимения, надстрочные символы и т.д.).
Благодаря неутомимой помощи всего эсперанто-сообщества к "Делегации"
присоединились 310 обществ, прошение, адресованное международной ассоциации
академий, подписали 1250 учёных. В результате 15-го января 1907 года господа
Кутюра и Ло просили международную ассоциацию академий выбрать самый
подходящий международный язык, но ассоциация (с подачи Венской академии)
29-го мая решила не решать этот вопрос, сославшись на некомпетентность и на
то, что "жизнь сама практически решит эту проблему и покажет, какой язык
наиболее пригоден для этой цели".
После того, как международная ассоциация академий отказалась решать этот
вопрос, "Делегация" решила взять на себя роль более высшей аппеляционной
инстанции. 25-го июня "Делегация" "избрала" (а точнее утвердила) состав
комитета, избранного господином Кутюра. В комитет входили проф. медицины
Barrios (Перу), проф. Бодуэн де Куртене (Петербург), проф. Boirac (Дижон),
проф. медицины Bouchard (Париж), математик Eotvos (Будапешт), проф. Foerster
(Берлин), журналист Harvey (Нью-Йорк), проф. Jespersen (Копенгаген), Lambros
(Афины), Paige (Льеж), проф. химии Ostwald (Лейпциг) и профессор Schuchard
(Граз). Однако из 12 членов комитета постоянно принимать участие в его
работе могли лишь трое из них, поэтому комитет сам (без утверждения
"Делегацией") избрал новых членов, напр. Rados (Будапешт), сами господа
Кутюра и Ло, проф.Peano (Турин), г-н Stead (Лондон), который, однако не мог
присутствовать, поэтому его представлял господин Hugon (Лейтсворд). Точно
так же профессора Boushard'а время от времени представлял врач Rodet, г-на
Harvey'я - аббат Dimnet (Париж), профессора Boirac'а представлял г-н Moch.
Сами видите, какая чехарда там царила.
С 15 по 24 октября комитет заседал в Париже, исследуя различные проекты
искусственных языков. По словам проф. Бодуэна де Куртене, всё это очень
напоминало конкурс на лучшую религию, устроенный князем Владимиром перед
крещением Руси. Заменгоф на конкурсе отсутствовал, по его просьбе его
представлял его верный друг и активный эсперантист маркиз де Бофрон.
24-го октября в отсутствии проф. Боирака (который был избран президентом
комитета) было решено "избрать в принципе эсперанто, при условии проведения
некоторых изменений, определённых докладом секретарей [т.е. Кутюра и Ло] и
проектом Идо, которые [изменения] будут изучены постоянной комиссией". До
заседаний комитета Идо не был известен. 2-го ноября делегация послала 25
экземпляров грамматики Идо в Языковой Комитет эсперанто (состоявший из 100
членов) и потребовала ответа через месяц, хотя несколько членов Языкового
Комитета из Африки и Азии могли ответить только через 2 месяца. Проф. Боирак
(состоявший так же и президентом языкового комитета) протестовал, но
напрасно. Из 100 членов языкового комитета приняли реформу только 8, ещё 11
приняли менее радикальные изменения. В итоге 18-го января 1908 года
появилось циркулярное письмо Заменгофа ко всем эсперантистам, в котором он
призывал не поддерживать предложенные реформы.
Давайте разберёмся, что же произошло? Имела ли "Делегация" право вносить
изменения в эсперанто? Нет, не имела. В официальной декларации "Делегации"
нет ни слова о возможном внесении изменений в избираемый язык, но говорится
только о ВЫБОРЕ одного языка из предложенных. Никто не делегировал
"Делегации" права вносить каких-либо изменений куда-либо. А фактически
"Делегация" навязала своё мнение Языковому Комитету. Таким образом, заключим
и подчеркнём: ЮРИДИЧЕСКИ вносить изменений в эсперанто или требовать
чего-либо подобного от Языкового Комитета эсперанто "Делегация" не имела
права. Посмотрим на вопрос с другой стороны. Имела ли "Делегация" МОРАЛЬНОЕ
право вносить изменения в эсперанто, пусть и с самыми добрыми целями?
Несмотря на то, что идисты вот уже 94 года утверждают (да и наш Любитель
Интерлингвистики им подпевает), что "Эсперанто реформирован международным
комитетом учёных-лингвистов, избранных из наиболее компетентных",
некомпетентность комитета "Делегации" не подлежит ни малейшему сомнению. В
реальности комитет "Делегации" имел ТОЛЬКО 2-Х ЛИНГВИСТОВ! (русского
профессора Бодуэна де Куртене и датского профессора Эсперсена). Что же
сказали специалисты?
Первый из них, бывший вице-президентом комитета, сказал, что "реформами было
заштопано одно место, а разорвано другое". В журнале "Progreso" (официальный
орган идистов) он писал (1909 г., стр. 114): "Эта склонность к реформам
проистекает от стремления искать дыры во вполне хорошем, то есть, латать
эсперанто без существенных поводов" (примерно то же писал в том же журнале
известный лингвист Брандт, профессор Московского университета: "Я думаю, что
Идо изменяет слишком многое, и часто без достаточных оснований"). Второй же
вообще после заседаний предложил "Делегации" свой собственный проект реформ
с грамматикой, отличной от идо. Этот вопрос долго обсуждался, но в конце
концов комитет большинство голосов отказался принять предложение "наиболее
опытного лингвиста".
Что же произошло дальше? Резолюция комитета возмутила не только всё
эсперанто-сообщество. Более 70 профессоров (в их числе почётный президент
комитета Делегации Foerster протестовали против попыток реформировать
эсперанто. Из 310 обществ, формировавших Делегацию, только 14 поддержали
Идо. Большинство же обществ яростно протестовали и заявляли, что они
уполномочивали Комитет только ВЫБРАТЬ наиболее совершенный язык в качестве
международного. Однако до сих пор в любом учебнике Идо можно прочесть, что
Идо - это эсперанто, реформированный делегацией, которая состояла из 310
обществ и 1250 учёных. Однако идисты дипломатично умалчивают, что 1250
учёных не принимали участия в избрании комитета Делегации, что они только
лишь _подписали просьбу, посланную международной ассоциации академий_, о
необходимости принятия международного языка. И, понятное дело, 1250 учёных
вовсе не учили Идо. Касаясь вопроса о 310 обществах, не забудем о том, что
большинство обществ были завербованы эсперантистами (а стали бы они
заниматься этим, если бы ожидали внесения изменений в свой язык?).
Но предположим на секунду, что комитет действительно мог бы внести изменения
в эсперанто, однако очень легко найти причины для кассации подобного
решения. Согласно пятому пункту декларации "первая миссия комитета" состоит
в обращении к международной ассоциации академий. Однако, комитет был избран
только после того, как ассоциация уже отказала просьбе, представленной
Кутюра и Ло (то есть, они узурпировали "первую миссию" комитета). Во-вторых,
члены комитета "избирались" по предложению Кутюра, а он не имел права влиять
на выборы, так как, как оказалось позже, являлся соавтором Идо. Далее, из 12
избранных членов комитета лично (без каких-либо представителей) могли
принимать участие в заседаниях только 3 (несмотря на третий пункт
Декларации, гласивший: "Делегация избирает комитет, состоящий из членов,
могущих заседать в течение определённого времени"); кроме того в комитет
были введены между прочим проф. Peano (автор языка Latino sine flexione),
господа Rodet и Hugon - авторы реформ-проектов, хотя циркуляр Делегации
датированный 1.12.1906 не даёт права создателям языков участвовать в
Делегации и тем более входить в её комитет. И в конце концов, Делегация не
имела права обсуждать неизданные проекты, иначе как бы могли выразить мнение
отсутствовавших их представители по этому поводу, если отсутствовавшие не
знали этого языка? Да и сами члены комитета не могли бы выразить мнение
членов всей Делегации, так как публично Идо появился только после окончания
заседаний комитета. Одним словом, как ни крути, как ни верти, вся история
появления Идо на свет - по меньшей мере тёмная история. Разумный и
непредвзятый читатель выводы сделает сам. Кто же настоящие авторы Идо?
Опытные лингвисты? Да нет, господа Кутюра, Ло (математик) и, возможно,
Бофрон.

Так что, уважаемый Любитель Интерлингвистики, смешно говорить о том, что
Заменгоф проигнорировал "мнение мировой общественности", что "все
прогрессивные эсперантисты приняли новый язык" и так далее.
Насчёт изложенных Вами фактов более свежих, к сожалению, ничего сказать
не могу - по правде говоря, не информирован на эту тему. Не следует упрекать
Дрезена, вряд ли Вы будете утверждать, что в 20-30-е годы в СССР он мог
говорить только то, что хотел (ему, потом, кстати, тоже досталось немало).
А вот Ваше "Идеологическая борьба понадобилась там, где другими
(лингвистическими например) аргументами доказать превосходство своего языка
не удалось" просто глупо. Сам факт гораздо более широкого использования
эсперанто (об этом смотри выше) является вполне достаточным лингвистическим
аргументом.

А закончу - своим советом неопределившимся. Безусловно, выбирайте! Но
выбирая задумайтесь над тем, не обернётся ли Ваш выбор потерянным временем?
Не проще и не надёжней ли поддержать то, что вот уже более 100 лет
доказывает свою эффективность, что, несмотря на критику, прекрасно выполняет
все возложенные на него функции? Поймите, что нет ничего совершенного, в
попытках достичь совершенства вы только потеряете время. Поддержите то, что,
пусть просто очень хорошо, но имеет реальную силу, реальный фундамент. В
эсперанто уже были вложены колоссальные силы, не сравнимые со вкладами в
любой искусственный язык. Эсперанто родился из доброты одного человека,
эсперанто питается стремлением к счастью и согласию многих тысяч людей.
Будущее - за эсперанто!

С глубоким уважением,
Павел Можаев

Ссылки по теме:

Leteroj de Zamenhof lige al la Ido-krizo che Don Harlow :


Homaranismaj kaj e-ologiaj tekstoj, Helmut Welger:

Главная страница

О ВСЕОБЩЕМ ЯЗЫКЕPRI TUTKOMUNA LINGVO
О РУССКОМ ЯЗЫКЕPRI RUSA LINGVO
ОБ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕPRI ANGLA LINGVO
О ДРУГИХ НАЦИОНАЛЬНЫХ ЯЗЫКАХPRI ALIAJ NACIAJ LINGVOJ
БОРЬБА ЯЗЫКОВBATALO DE LINGVOJ
СТАТЬИ ОБ ЭСПЕРАНТОARTIKOLOJ PRI ESPERANTO
О "КОНКУРЕНТАХ" ЭСПЕРАНТОPRI "KONKURENTOJ" DE ESPERANTO
УРОКИ ЭСПЕРАНТОLECIONOJ DE ESPERANTO
КОНСУЛЬТАЦИИ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ ЭСП.KONSULTOJ DE E-INSTRUISTOJ
ЭСПЕРАНТОЛОГИЯ И ИНТЕРЛИНГВИСТИКАESPERANTOLOGIO KAJ INTERLINGVISTIKO
ПЕРЕВОД НА ЭСПЕРАНТО ТРУДНЫХ ФРАЗTRADUKO DE MALSIMPLAJ FRAZOJ
ПЕРЕВОДЫ РАЗНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙTRADUKOJ DE DIVERSAJ VERKOJ
ФРАЗЕОЛОГИЯ ЭСПЕРАНТОFRAZEOLOGIO DE ESPERANTO
РЕЧИ, СТАТЬИ Л.ЗАМЕНГОФА И О НЕМVERKOJ DE ZAMENHOF KAJ PRI LI
ДВИЖЕНИЯ, БЛИЗКИЕ ЭСПЕРАНТИЗМУPROKSIMAJ MOVADOJ
ВЫДАЮЩИЕСЯ ЛИЧНОСТИ И ЭСПЕРАНТОELSTARAJ PERSONOJ KAJ ESPERANTO
О ВЫДАЮЩИХСЯ ЭСПЕРАНТИСТАХPRI ELSTARAJ ESPERANTISTOJ
ИЗ ИСТОРИИ РОССИЙСКОГО ЭСП. ДВИЖЕНИЯEL HISTORIO DE RUSIA E-MOVADO
ЧТО ПИШУТ ОБ ЭСПЕРАНТОKION ONI SKRIBAS PRI ESPERANTO
ЭСПЕРАНТО В ЛИТЕРАТУРЕESPERANTO EN LITERATURO
ПОЧЕМУ ЭСП.ДВИЖЕНИЕ НЕ ПРОГРЕССИРУЕТKIAL E-MOVADO NE PROGRESAS
ЮМОР ОБ И НА ЭСПЕРАНТОHUMURO PRI KAJ EN ESPERANTO
ЭСПЕРАНТО - ДЕТЯМESPERANTO POR INFANOJ
РАЗНОЕDIVERSAJHOJ
ИНТЕРЕСНОЕINTERESAJHOJ
ЛИЧНОЕPERSONAJHOJ
АНКЕТА/ ОТВЕТЫ НА АНКЕТУDEMANDARO / RESPONDARO
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИUTILAJ LIGILOJ
IN ENGLISHPAGHOJ EN ANGLA LINGVO
СТРАНИЦЫ НА ЭСПЕРАНТОPAGHOJ TUTE EN ESPERANTO
НАША БИБЛИОТЕКАNIA BIBLIOTEKO
 
© Все права защищены. При любом использовании материалов ссылка на сайт miresperanto.com обязательна! ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ